любовь отношения
рефлексия
Under pressure

Про амуров с ядовитыми стрелами, или почему жалость к себе разрушительна

January 20, 2014 by Maria Peretiaka

Долгое время не могла понять, что меня, уверенную в себе, веселую и находчивую особу превращает в комок комплексов, сомнений и противоречий.
Нет, я не собираюсь вызывать к себе жалость (только не это!). Просто писательство помогает разобрать все по полочкам. Ну а все, кому таки придется прочитать этот невнятный, как и мой характер, опус, могу только посочувствовать.
Я уже когда-то говорила, что самокопательство, в конце концов, приведет меня на эшафот, где на меня либо набросят смирительную рубашку, либо выбросят на улицу, либо я и мои сорок кошек будем прекрасно себя находить под виселичной стрехой. Однако, я ошибалась. Самокопатель, как и "черный копатель", порой отыскивает в себе такие клады и диковинки, что, ценись они на вторичном рынке, их можно было бы неплохо загнать по текущему курсу. Ну вот, снова отвлеклась. Уже как несколько месяцев, как не чувствую в себе, как это говорится, былой легкости, удачливости и тяги к жизни. Может совпадение, но как раз эти три месяца проходят у меня под новой торговой маркой "Сожительство". Многие, почему-то, произносят это слово с кислой миной, не понимая, что Совместное Житие встречается у нас сплошь и рядом, и в большинстве случаев не связано с "планированием семьи".
... я начала трусливо обнаруживать в себе симптомы позорной болезни под названием зависимость.
Более того, по моему личному наблюдению, чем ближе стали наши кровати, тем дальше мы улетели друг от друга. Более того, я начала трусливо обнаруживать в себе симптомы позорной болезни под названием зависимость. Как некурящий человек, вращающийся всю жизнь в среде заядлых фетешистов-пепломанов, могу со стопроцентной уверенностью диагностировать у себя этот недуг. Одинаковые симптомы, поведение, неэффективные виды терапии и почти такое же состояние (причем о душе тут речь не идет) - сплошная физиология. И самое ужасное в такого рода болезни то, что она начинает контролировать тебя, твои мысли, она начинает корректировать твой график, поднимает тебя ночью, высасывает остатки здоровья. И ты уже и сам не замечаешь, как полностью растворяешься в ней.

Она - внутри, снаружи, в сердце и в мыслях. Я знаю о чем говорю. Это разъедает меня изнутри. Хотя внешне, изменения малозаметны. Ну глаза не блестят (да у кого они блестят в мегаполисе?), ну серя бледность в пол-лица (а кто стал здоровее от ежедневных паручасовых поездок на метро?). Так что я вполне по-спецназовски замаскирована под окружающую действительность.
И все бы ничего, но пустота внутри нарастает, миллиметр за миллиметром, час за часом. Вдох. Выдох. Стало пустыннее, умчался поезд от станции, оторвался клочок тебя, ты становишься слабее на миг, а потом сразу привыкаешь жить и без этого кусочка души.

Долгое время я уговаривала саму себя, что дело, собственно во мне. И еще во мне. И может быть, самую малость, - во мне. Это-то да. Ведь никто не заталкивает в тебя насильно сигарету, не шантажирует, закрывая с пачкой в темной комнате. Ты по собственной воле делаешь первую затяжку. Так и с людьми. Мы сами идем к тем, кто нас искушает, к тем, кто смог чем-то заинтересовать, удивить внешностью, интеллектом, чувством юмора. Мы тянемся, затягиваемся. Вуаля! Вы в капкане. И момент, когда вы это осознаете, делает вас чуточку сильнее, всего на какой-то миг. Вы уже не живете надежной - вы выживаете и боретесь с собой, взываете к здравому смыслу, гордости и силе воли. Но, куда там, товарищи?

Лично я уже давненько посылаю по морзянке сообщения к моим самым возвышенным и умозрительным качествам. А в ответ слышу не то эхо, не то храп. Так может это любовь? Так может. Так может и нет. Я думаю, что все мы, будучи в самом нежном возрасте, попробовав разок алкоголь, не понимали, что эти "взрослые и умные дяди и тети" находят в вонючем, горьком, странного действия напитке? Куда веселее пить компот, пускать в него бульбы и чувствовать чуть покалывающую ягодно-фруктовую отрыжку, нежели просыпаться с перегаром, больной головой и трясущимися руками. Но все выросли, в том числе и я. И вот я уже разбираюсь в бесчисленных брендах вино-водочного отдела. Компот? Да вы что, смеетесь. Годиться разве наутро. Промочить горло. И, хоть я и не переставала любить компот, и он не стал менее полезным и вкусным, я сознательно выбираю для веселья напитки, которые жестоко обойдуться с моим организмом, но которые, как мне часто кажется, дарят мне ощущение минутного, мнимого забвения. Но я их не люблю. Мне их просто хочется. И то редко, ибо чего греха таить, тут меня удивить особо нечем. Многим же хочется затянуться. И они уговаривают себя курить меньше, отвлекаться на другие занятия, или, что еще глупее, курить только по выходным.

Тупее этого сложно что-то представить. Ведь в таком случае вся неделя будет неделей ожидания этих выходных. Все мысли будут только о двух счастливых днях уик-энда, когда вы и ваша страсть будете неразлучны. Причем готовы к выходным вы будете уже в пятницу вечером. И если, затягиваясь ежедневно, вы совершаете привычные механические движения, особо не контролируя это мысленно, то отсрочка в искушении играет злые шутки с нашим сознанием, навязчиво рисуя нам желанные образы. Разве не похоже на людей? Каждый день я затягиваюсь, стараюсь ни повредить, ни поломать. . Не докуриваю до конца. Каждый раз, идя домой, я чувствую, что весь мой мир кружиться вокруг одной точки, вокруг одного человека. Вектор практически всех моих движений направлен туда. Можно ли назвать эти отношения любовью? Не знаю. Любовь окрыляет, а у меня крыло подбито. Хочется лететь вверх, но никто не подтолкнет, не откроет окно. Да.
Жизнь — это не поиск себя. Жизнь — это создание себя.
— Бернард Шоу
Я люблю, но сгораю. И возможно, в следующий раз, меня останется так мало, что я даже не смогу обнять, того, кого люблю. И самое страшное, что чем сильнее догораю я, тем ярче разгорается он. Я добровольно вдыхаю дым и смолы, чтобы еще некоторое время предаться любимой страсти, побыть наедине. Сигарета тлеет, я кашляю и беру следующую. Зависимость равнодушна ко всем. Я ее тоже мало интересую. В квартире, где мы живем, немного мебели и немного меня. Много тишины. Я - должное. Я как новый пиджак, который, сначала расправляют по складочкам и выделяют ему отдельную самую лучшую вешалку, а потом и надевают реже, и завешивают чем-то другим, а того и гляди забывают на вечеринке, куда возвращаться уже не охота. Только жаль, что человек, не бабочка-однодневка. И пустота не убивает.

Все мы тлеем держась за руки, занимаясь сексом, совершая походы по магазинам. Мы растлеваем свою душу за разговорами, ссорами и в бессмысленных спорах. Тлеем. Не горим.

Просто сыро и мало воздуха. В сердце особенно мокро. Прям во всех трюмах. Но я люблю смотреть на мой пожар на берегу. Он никогда не выходит за кирпичную кладку вокруг кострища и потрескивает иногда даже весело. Пусть так и будет. Выплыть я еще смогу: тире-точка-точка-тире. . . А напоследок, пожалуй, затянусь еще разочек. Гори, гори ясно!